Укрощение строптивой, или техника пустого стула и терапия письмами

Укрощение строптивой, или техника пустого стула и терапия письмами

Что такое проблема отцов и детей, знают все. Иногда ситуацию можно исправить в кругу семьи. Но иногда нужен профессиональный подход. Например, помощь техникой пустого стула и терапией письмами.

В предыдущей истории сказкотерапия помогла нам избавиться от страхов и обрести уверенность в себе.

Она ко мне цепляется

К Юле обратилась Алиса — замужняя бизнес-леди, мать двоих детей, которая жила по правилам “Всё или ничего” и “Здесь и сейчас”.

Элина — обычная девочка-подросток, со своими взглядами и привычками.

С ними Юля работала по отдельности, выслушав для начала обе стороны. 

Она ко мне цепляется. Её всё во мне раздражает. Всё время критика. Например, в одежде.
Она пытается заставить меня носить офисные и деловые костюмы, туфли на каблуках. А зачем? Я люблю джинсы, люблю тусоваться после школы с ребятами из “Молодой Гвардии”.
У нас там проекты, мы людям помогаем, недавно собирали корма для приюта собак и ездили туда в выходной, убирались в вольерах, общались с волонтерами, я столько позитива получила от них и от собак.
Приехала домой и услышала, что воняю.
Хотя это неправда. Просто я провела день не так, как она хотела. 
А она никогда не скажет “доча, ты молодец, что другим помогаешь”. Она орёт, что я не сижу ночами за уроками и не сижу с младшей сестрой.
Я люблю сестру и часто её беру или в МГЕР, или погулять. Но они же не мне её рожали, правильно? У меня свои интересы.
Я готова помогать. Но не всё время строить так, как хочет мама.
Она мне постоянно ставит в пример других учениц, кто ночами за учебниками сидит. Ей всегда и всё не так.
Хотя в школе у меня оценки хорошие, и если бывают плохие, то я их сразу исправляю.

Элина сидела напротив Юли в кресле, говорила немного эмоционально, но не повышая голос.

В толстовке, джинсах, кроссовках, с распущенными волосами Эля выглядела настолько гармонично, что Юля сама почувствовала расположение к ней и захотелось как-то поддержать. Чисто по-матерински, а не “по-психологически”.

Это Юлин термин. Но тут же вспомнила, что она на работе и говорит с клиенткой, а не с кем-то из друзей старшего сына. 

Скажи, а почему ты не говоришь слово “мама”? Ты все время говоришь “она”.
“Она” не понимает. “Она” цепляется.

Элина пожала плечами.

— Не знаю. Я называю её мама, когда говорю с ней. 
— А ты ей часто помогаешь?
— Когда как. Это от неё зависит. 
— В каком смысле?
— Если она попросит, то я всегда помогаю. Но она редко просит, всегда приказывает. А это бесит. Вот папа за меня заступается. 

Она все делает не так и раздражает меня

На следующий день в офис к Юле пришла Алиса. Сразу бросилось в глаза то, насколько они с дочкой разные в поведении и одежде.

Алиса была одета в элегантный костюм, модное пальто, на ногах сапожки на шпильках. Женщина была красивая и уверенная в себе. Также как и Элина.

Но не было в Алисе той непосредственности, которая сразу подкупила в Элине. 

Она сняла пальто, повесила на плечики и села в кресло.

Элина в него просто плюхнулась, устроилась максимально удобно и сразу взяла предложенный зефир.
А Алиса присела на краешек сидения и вопросительно глянула на Юлию. 

Расскажите о ваших отношениях с дочерью, — попросила Юля. 

Алиса кивнула и не удержалась от вопроса:

— А Элине вы тоже зефир предлагали?
— Всем предлагаю.
— Ой, не надо было. Она и так полная, ей худеть надо. 
— А ей вы это говорите?
— Ну да. 
— А как говорите?
— Точно также. Я ей всегда все прямо говорю.
Вы видели, как она одевается? Ужас просто! Я ей вчера приготовила платье, специально купила, а она ушла в этих своих джинсах. Я их только на даче ношу, а она и в мир, и в пир, и в добрые люди!
Вечно какая-то сонная, опухшая, вечно ест что-то. Мне прямо стыдно. На работу приходит ко мне и сразу идет чай пить. Знает, что там всегда конфеты, печенье, и лезет за ними.
Постоянно шапки теряет, варежки. Если смеется, то неприлично громко.
Она никогда ничего не делает вовремя, всегда в последний момент.
Я так раздражаюсь от этого! И муж такой же!
Я всегда в школе отличницей была, всегда одевалась как девочка, а не пацанка. 

Алису не смутило то, что на самой Юле тоже были джинсы.

Юля слушала и понимала, что проблема Алисы была в том, что она хотела сделать дочь своей копией во всем и не могла её принять такой, какая она есть.

Алиса продолжала критиковать дочь, мужа, даже иногда маму за то, что она приходит в её офис совсем просто одетая и этим ставит Алису в неприятное положение. 

— Я попросила вас рассказать о ваших отношениях с дочерью.
— Так я о них и говорю.
— Вы говорите о том, что вам не нравится в ней. Но вы не сказали ничего про взаимоотношения с ней. 

Алиса задумалась и ответила:

— У меня есть чёткое понимание того, как должна вести себя девочка, девушка. Пока Элина этого не поймет, я не перестану её критиковать.
Вот моя младшая — это ангел, она никогда не спорит со мной, и я с ней просто отдыхаю.
И Элине я так и говорю, что с младшей мне комфортно, а с ней нет. И пока она не изменит свой характер, я не изменю отношения к ней.

Ошибки мамы по отношению к дочери

Психолог здраво оценила установки, которые сидели в голове Алисы.

  1. Я и только Я знаю, как должно быть;
  2. Я никому не доверяю, потому что они сделают плохо и я буду переделывать;
  3. Я самая красивая, и у меня все должны спрашивать совет. Если не спрашивают, то я обижаюсь;
  4. У МЕНЯ идеальный вкус. Если вы не согласны, то у вас вкуса нет. 

Алиса не могла принять, что дочь не такая, как она сама.

Не видя в ней личность, она подавляла девочку, та защищалась. Более того, Алиса даже не пыталась понять дочь. Просто хотела заставить её стать своей копией.
И не только её, а всех окружающих мечтала загнать в рамки своего видения мира.
Очень трудно жить в таким восприятии себя и остальных. 

Техника пустого стула

На новой встрече с Элиной психолог предложила ей провести диалог между ней и мамой. 

— Это как?
— Вот два стула. Один для тебя, второй для мамы. Сначала садишься на свой и говоришь маме всё, что накипело. Все свои доводы.
Потом ты должна пересесть на место мамы и отвечать за неё. Но прежде обдумай, что ты ей сказала.
— Не смогу. Мы всё время орём друг на друга. Какая тут логика?

Тогда Юля предложила Элине составить список её главных претензий к маме и записать.

Список был готов уже через пять минут. Там было всё, что уже ранее озвучила девочка.

Юля просмотрела его и предложила составить такой же от лица мамы. Элина задумалась. Юля видела, как девочка пыталась спокойно всё обдумать. И наконец, медленно, но верно второй список был готов. 

Письмо-терапия

К новой встрече Юля попросила Элину написать письмо маме, основываясь на списке. Но маме не отдавать, а принести его сюда. И еще одно, от лица мамы к самой Элине. 

Свое письмо Элина принесла через неделю. А вот письмо, которое она должна была написать себе самой от маминого лица, пока не получилось. 

— Смотри, ты пишешь. “Мама, я не хочу одеваться как ты. Потому что ты худая, а я нет. Мне не идут такие модели, которые в обтяжку по фигуре. Я в них страшная”
— Так и есть.
— А почему ты называешь себя страшной?
— Она, то есть мама, так меня называет.
— Думаешь, она хочет тебя обидеть? 
— Не знаю. Нет, просто у неё такой стиль общения. Она не умеет иначе. А я сразу завожусь и ору в ответ.
— Значит, ты понимаешь, что это стиль, а не желание тебя обидеть?
— Но мне все равно обидно.
— Понимаю. Но давай посмотрим. У мамы свое видение мира. Да, оно отличается от твоего и сильно. Как думаешь, почему она так делает?
— Наверное, хочет как лучше. В её понимании. 
— Так стоит обижаться? 
— Наверное, нет. Но я очень бурно реагирую. 
— Из-за чего? 
— Потому что она навязывает свое мнение и командует. А я не хочу, чтобы мной командовали. Хочу, чтобы мы нормально говорили. Как с вами. Но у нас вечный ор. 

На следующих встречах Юля действовала также. Элина писала письмо, приносила и они разбирали его пункт за пунктом. 

На пятой неделе Элина принесла письмо, которое написала от лица мамы себе самой. 

“Я пытаюсь указывать тебе, потому что хочу видеть тебя красивой и стильной. Мне трудно принять нашу разницу. Но я тебя люблю и не хочу ссориться.
Просто у меня такой характер. Я привыкла уже. У меня большая ответственность, бизнес.
Да, плохо нести рабочее настроение в дом. Но я такая. Это не значит, что крик и команды главное в моей жизни. Просто я очень устаю, не отдыхаю и мне хочется вашего внимания.
Я люблю мою семью и понимаю, что ей нужно моё время. Только сейчас я не умею общаться с семьёй по-другому. Постарайся меня понять. Я буду очень признательна тебе за это.
С любовью, мама”

Юля похвалила девочку и они обсудили новую модель поведения для Элины.

Как изменить поведение мамы

Через две недели Элина пришла к Юле и, плюхнувшись в кресло, с улыбкой сказала:

— Мама себе джинсы купила и пошла в них гулять. Мы гуляли вчера почти два часа. Так классно было! Она даже купила мне мороженое, хотя я не просила.

На самом деле, Юля посоветовала Элине изменить отношение к маме и две недели вести себя иначе с ней.

Когда мама приходила с работы и начинала привычные уже упреки о внешнем виде или грязной посуде в раковине, Элина спрашивала:
— Тяжёлый день? Я хочу чай попить. Налить тебе?

В другой раз предлагала маме налить ванну с пеной для неё. Или подговорив папу, ушла с сестрой к бабушке с ночёвкой на выходные, а папа встретил Алису с цветами и ужином при свечах.
Её любимые блюда он заказал в её же любимом ресторане. 

Результаты терапии удивили обеих

Элина заметила, что к концу второй недели мама стала немного спокойнее. Да, она продолжала почти полностью посвящать себя работе, иногда дома резко высказываться, но мягче она стала.

— Я поняла, что могу так общаться с ней. Поддерживать.
Она даже предложила мне поехать с подругой и её семьёй в Питер на неделю. Они меня звали, но мама говорила, что я опозорю её там громким смехом.
Хотя буквально вчера она посмотрела на меня и сказала, что не помнит, когда позволяла себе такой искренний и беззаботный смех.
Мне её стало жалко. 

А ещё Элина  похвасталась, что за эти две недели у неё ушли почти 4 кг и она влезла в одну из юбок, которые покупала мама. 

После поездки в Питер Элина постройнела еще на несколько кг и хоть не отказалась от любимого стиля в одежде, начала иногда носить и классику.

Юбки и платья хоть и висели в дальнем углу шкафа, но место там заняли прочно!

Юля за несколько сеансов помогла Элине спокойнее относиться к матери и принимать её такой, какая она есть.

Укрощение строптивой, или техника пустого стула и терапия письмами

Эля перестала обижаться на её замечания в плане одежды или пары лишних килограммов.

Килограммы тоже стали исчезать, поскольку Эля перестала “заедать” мамину критику. Ссор стало гораздо меньше.

А что же дальше?

Что касается Алисы, то после двух сеансов Юля посоветовала ей попробовать тета-хилинг.

По словам Юли, один сеанс тета-хилинга был равен десяти у психолога. После того, как Алиса ушла (денег за последний сеанс Юля не взяла), Юля почувствовала себя выжатой, как лимон.

Тлиса же последовала её совету и после нескольких сеансов тета-хилинга жизнь открылась ей совсем с другой стороны. Но это уже иная история

Вот таким образом техника пустого стула (хоть эта техника в нашей истории и не получилась) и терапия письмом может помочь изменить не только свой, но и мир окружающих людей к лучшему.

Рейтинг
( 9 оценок, среднее 5 из 5 )
Диана Елизарова/ автор статьи

Член Российского Союза Писателей, автор романов "Черная Маска", "В поисках короля", рассказов "Волшебник", "Мачеха-мама", "Записки кота", "Созвездие рыжего ангела" и других.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
error: Внимание, контент защищен авторским правом!!
0
Есть что добавить или нашли ошибку? Пожалуйста, напишите об этом в комментарияхx
()
x
Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта.
Понятно